Перечёркнутое детство

Рассказ о жизни с отцом-алкоголиком

У врачей-наркологов есть такой термин – «созависимые». Это люди, которые живут с алкоголиком, – жена, дети, родители. Как они чувствуют себя рядом с пьющим человеком? Об этом согласилась рассказать дочь одного из них, Алина.

devochka

Ей девятнадцать лет, худенькая, миниатюрная девушка с тёмными прямыми волосами. Она сразу решительно заявила: «Я выросла в полной и благополучной семье, папа не живёт с нами всего три года…».

Позже, когда стала рассказывать подробности своей жизни, слова о «благополучной семье» оказались мифом, понять её можно – трудно признаться незнакомому человеку, что родной отец много лет попросту отравлял жизнь.

– Я родилась в Мелеузе, – рассказывает Алина. – Мама работала в школе учительницей татарского языка и литературы, папа – милиционер. Гордилась родителями, казалось, что именно так и должно быть в образцовой семье. У меня есть сестрёнка.

Выпивал ли папа в то время? Я часто слышала, как родители ссорятся, когда он приходил нетрезвый. Однажды он замахнулся на маму – я встала между ними, чтоб её защитить, мне было девять лет. С той поры во время ссор старалась не оставлять их наедине, боялась, что он ударит маму.

Через некоторое время отец уехал в командировку в Чечню. После этих поездок он ещё больше изменился – когда выпивал, вспоминал нелёгкую службу, становился агрессивным, позже признавался, что это последствия стресса. Со службы ему пришлось уволиться – начальство уже не могло закрывать глаза на пьянство.

После этих событий отец пропал… Его искали все родные, объявили в розыск, даже обратились в телепередачу «Жди меня». Причиной стали огромные долги. Ведь он был игроманом, делал ставки на игровых автоматах. Мы с мамой знали об этом, из дома иногда пропадали деньги. Вещи, правда, он не выносил.

Все долги отца повесили на маму. Домой стали приходить здоровенные мужики, требовали вернуть долг, начался кошмар…

Мама попросила родных сестёр отца приютить нас, а сама уехала на заработки
в Санкт-Петербург.

Так я стала жить у тёти в Мелеузе, сестрёнка – в Стерлитамаке. Маму мы не видели год.

Всё это время искали отца. Однажды он объявился – просто пришёл в квартиру, где я жила с тётей. На мои расспросы ответил, что оказался практически в рабстве – хотел поехать на заработки в Сочи, но люди, обещавшие устроить на работу, обманули. Признаться, я не очень верю этим рассказам, но рада, что отец вернулся домой живым и невредимым.

Мама работала в Санкт-Петербурге кондуктором троллейбуса, график был напряжённым, в две смены – чтобы заработать побольше денег. Снимала угол в комнате, ещё умудрялась отправлять деньги нам. Отец уехал к ней, устроился в то же управление слесарем. Через некоторое время они забрали и нас с сестрёнкой.

В северной столице я пошла в школу – в пятый класс. Город мне понравился, с классом часто ходили в музеи, ездили на экскурсии за город. Родители сняли комнату в квартире практически в центре города, жизнь, вроде, наладилась. Но отец продолжал пить. Когда он был нетрезвым, мама просила его караулить – чтобы он не привёл дружков. Я прятала ключи от комнаты, развлекала его рассказами и… прогуливала школу.

Мама попросила отца закодироваться – чтобы он перестал пить, ведь он снова мог потерять работу. А долги, около миллиона рублей, надо было возвращать. Отец кодировался, но через полгода срывался, всё начиналось снова.

В Санкт-Петербурге мы прожили четыре года, каждое лето приезжали в отпуск домой, в Башкирию, останавливались у дедушки в деревне. В последний раз отец в отпуске опять запил, потратил деньги, которые откладывали на строительство дома. Если раньше мама безропотно подчинялась ему, терпела все выходки и никогда не говорила о разводе, то теперь она просто забрала нас и уехала.

Мы поселились на Строймаше – здесь самое дешёвое жильё, я пошла в девятый класс, сестрёнка – в шестой. Мама сначала работала кондуктором троллейбуса, приезжала поздно вечером. Отец жил в деревне, продолжал выпивать ещё больше – так он «переживал» смерть дедушки.

Я каждую неделю навещала папу, привозила ему продукты. Откуда брала деньги? Подрабатывала в выходные на автомойке, мама меня ругала, что трачу деньги на отца. Но я считаю своим долгом заботиться о нём.

В конце учебного года я в очередной раз приехала в деревню и попросила его привести себя в порядок, чтобы он смог приехать на мой выпускной бал. Он, конечно же, не приехал.

После развода родителей прошло три года, мама встретила другого мужчину, друга юности, он работает на Севере, мы живём вчетвером. Сначала отношения с отчимом были нормальными, потом испортились – он плохо отозвался об отце, я же рьяно его защищала.

Позже выяснилось, что и отчим любит выпить – приезжает с вахты, начинаются застолья, гости. Мама терпит, он её не обижает, оплачивает все наши расходы. Я маму не осуждаю – она сейчас хоть немного расслабилась: вернулась в школу, перестала быть ломовой лошадью, как раньше, когда решала все проблемы сама. Ей сорок с небольшим, но выглядит значительно старше, ведь прежде было не до себя. Какие косметика, кремы, когда нужно выплачивать огромный долг?

Полгода назад отец обратился в сообщество анонимных алкоголиков. Не знаю, кто туда его привёл, но с тех пор он перестал пить. Я очень рада. Ведь переживала за него, боялась, что зимой он замёрзнет где-нибудь, думала: «Как я с чувством вины буду дальше жить?».

Сейчас я работаю менеджером отдела продаж, учусь заочно в институте г.Челябинска, буду специалистом гостиничного бизнеса. Есть молодой человек, он знает о ситуации в моей семье, его отец тоже пьющий, но сам он не пьёт и не курит, скоро пойдёт служить в армию. Замуж я пока не собираюсь, хочу получить диплом, набраться опыта. Надеюсь, что моя семейная жизнь сложится счастливо, ведь прекрасно понимаю, что мама страдала, у нас не было нормального детства. Сказать всё это отцу не могу, сам, наверное, понимает. А может, и нет…

Альбина РАХИМОВА

Автор: (5 Апр 2018). Рубрика: Главное, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти