С обрезом, пистолетом и красной папкой

Конец девяностых – начало нулевых. В стране – разгул преступности. Один за другим возникают и рушатся финансовые пирамиды типа «МММ» и «Властелины», погребая под своими обломками людские судьбы. Криминальные сводки пестрят сообщениями о грабежах, насилиях и убийствах. На улицах городов гремят выстрелы.

gmurki

Кадр из фильма «Жмурки»

Игла – в яйце, яйцо – в утке…

Частный предприниматель Михаил Мардашвилли (имена фигурантов дела изменены), отец двоих детей, человек с высшим экономическим образованием, несудимый, и, как сказано в уголовном деле, «обладающий организаторскими способностями и склонный к лидерству», видимо, насмотревшись криминальных сериалов, в 37 лет решил переквалифицироваться в бандиты. И стал набирать банду, чтобы грабить коллег-предпринимателей.

В ноябре 2001 года судьба свела его с нигде не работающим жителем г.Давлеканово Башковым, ранее судимым за хулиганство. На предложение стать первым членом будущей банды Башков ответил, что счастлив оправдать оказанное ему столь высокое доверие.

Для надёжности Мардашвилли подбирал людей исключительно со стороны. Чтобы их никто в городе не знал, чтобы они ничего не знали о нём. Вслед за Башковым пришли его единомышленники из г.Давлеканово: Куваев, Синицын – все ранее судимые, а также житель посёлка Раевки Козлевич, который вызвался на роль их личного водителя, и «неустановленный следствием» некий Айваз. На юридическом языке это называется «созданием устойчивой вооружённой группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой» (ст.209, ч.1 УК РФ). А сама реализация плана оценивается тем же Кодексом как «разбой, совершённый с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище…».

За три года предпринимательской деятельности Мардашвилли успел обзавестись в Стерлитамаке связями и информацией о других предпринимателях. В частности, знал, кто из них дома мог хранить крупные суммы. Через несколько дней он по телефону пригласил Башкова в Стерлитамак. Козлевич доставил его сюда на своей машине, а сам уехал в Раевку. Детали будущей операции обсуждали в автосервисе Мардашвилли, который не скрывал, что дело связано с насилием, а возможно, и с кровью. После того, как Башкова ознакомили с «объектом» операции – квартирой на первом этаже, где потенциальная жертва – Чернова – якобы хранила миллион, Мардашвилли дал указание Башкову добыть оружие.

Башков в Раевке через того же Козлевича разжился охотничьим обрезом 12-го калибра и пистолетом, «не являющимся огнестрельным оружием» (видимо, газовым или воздушным). И предложил тому составить им компанию.

3 декабря 2001 года вся банда собралась в автосервисе Мардашвилли. Чтобы развеять последние сомнения, Башков и Синицын «продемонстрировали всем охотничий обрез и пистолет». Мардашвилли обрисовал детали предстоящей операции: у Черновой в квартире есть сейф, в сейфе – около миллиона рублей. Операцию назначили между 20 и 21 часами, когда супруги Чернова и Трифонов будут дома одни.

Жизнь дороже денег

Куваев и Синицын проникли в квартиру под видом сотрудников милиции. В отличие от Остапа Бендера, который ради своих афер иногда надевал фуражку киевского милиционера, наши герои обошлись… красной папкой. Как сказано в материалах дела, «для придания солидности внешнему облику» Синицына. Бандиты действовали нагло, без масок. Расчёт был на то, что их в городе никто не знает. Сам Мардашвилли с Айвазом предпочли не светиться и остались в машине.

Около восьми вечера в квартире Черновой прозвенел звонок. В глазок хозяин дома увидел незнакомого мужчину, который представился сотрудником милиции. Перешагнув порог, Синицын поинтересовался: «Граждан Чернова здесь живёт?», а затем деловито прошёл в зал и спальню и вышел оттуда уже с пистолетом в руке.

«Ведите себя тихо, целее будете», – спокойно скомандовал бандит и передёрнул затвор. Тут в квартиру ворвались Куваев и Башков. В руках у последнего был обрез. Швырнув хозяйку на диван, связали ей руки ремнём, а ноги обмотали скотчем. Трифонову тоже не дали опомниться. В следующее мгновение он уже лежал на полу со связанными скотчем руками и ногами.

– Ключ от сейфа! – скомандовал Синицын. Осознавая серьёзность своего положения, Чернова ответила, что ключ у неё на шее. Башков сорвал ключ. Но в сейфе вместо миллиона лежали какие-то «жалкие» 20 тысяч. Взбешённый Башков приставил пистолет к виску Трифонова: «Говори, где миллион? Пристрелю!».

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 14 апреля 2018 года)

 

Фаяз ЮМАГУЗИН

Автор: (16 Апр 2018). Рубрика: Главное, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти