Все новости
История Победы
16 Июля 2011, 11:00

Три войны Сергея Семёнова




75 ЛЕТ НАЗАД, 18 ИЮЛЯ 1936 ГОДА, НАЧАЛАСЬ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ.

Нарыв назревал долго. После победы коалиции левых на выборах в 1931 году Испания стала республикой. Король Альфонс ХIII покинул страну, чтобы «не толкать соотечественников на братоубийственную гражданскую войну». Были проведены прогрессивные реформы: установлено право на отпуск, определены минимальная зарплата и продолжительность рабочего дня, появилось медицинское страхование... Но гражданской войны избежать не удалось. В стране усугублялся политический кризис. В коалиции левых не было единства. При этом республиканское правительство принимало законы, направленные против церкви, против колебавшихся офицеров, против землевладельцев. В стране с патриархальными устоями они стали детонатором недовольства.

В феврале 1936 года с минимальным преимуществом победу на выборах одержал Народный Фронт, но главная партия коалиции – Социалистическая – отказалась формировать правительство. Обстановка в стране накалилась до предела. 18 июля случилась развязка. Всю ночь напролёт радиостанция г.Сеуты твердила одну и ту же странную фразу: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был сигнал к мятежу.

ЭТО была, пожалуй, самая «романтичная» война двадцатого века. Названия испанских провинций, объятых пламенем войны, были у всех на слуху. Даже жители поселка Берёзовка, что в двух километрах от д.Шланлы Аургазинского района, знали их наизусть. В очередях в сельской лавке оживлённо обсуждали события в Сарагосе, Гвадалахаре, Стране Басков… А мальчишки убегали из дому, чтобы «землю крестьянам в Гренаде отдать».

А вот практичный, с крепкой хозяйственной хваткой, председатель сельпо Сергей Александрович Семёнов Испанией не бредил. Во всяком случае, вслух. Но именно ему судьбой было уготовано оказаться там. В те годы случались вещи, мягко говоря, странные. Верные ленинцы оказывались врагами народа, тысячи людей исчезали бесследно. В 1936 году Сергея Александровича забрали в странную командировку. Он оказался на сборах в Давлеканово. Оттуда его отправили ещё куда-то, потом ещё дальше…

- Увы, когда мама была жива, мы, дети, особенно и не интересовались его командировкой, - рассказывает его сын, ныне пенсионер, заместитель председателя городского совета ветеранов, а в недалёком прошлом директор лицея № 60 А.С.Семёнов. – Когда мы повзрослели, стали известны некоторые вещи, о которых в своё время нельзя было говорить. Но рассказывать о них уже было некому. Помню только, как двоюродный дядя говорил, что они с моей мамой ездили куда-то, давали какую-то подписку о неразглашении чего-то. А чего – не сказал. Так и унесли взрослые с собой в могилу эту тайну нашей семьи.

- А как вы узнали, что ваш отец воевал в Испании?

- Совершенно случайно. С некоторых пор я увлёкся составлением своей родословной. В этой работе мне очень помог известный в городе краевед М.Х.Сафин, уроженец Аургазинского района. Он давно и плодотворно занимается историей сёл нашего района. По моей просьбе в 1994 году он сделал запрос в Российский Государственный военный архив. Оттуда пришел ответ, что «в книге учёта командиров Красной армии, находящихся в командировке в Испании, значится Семёнов Сергей Александрович, лейтенант 4-й механизированной бригады, награждённый орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Возвратился в СССР 27 июля 1937 года.

В представлении к награде С.А.Семёнова указано: «… в танковых атаках на р.Харама и под Теруэлем показал образцы исключительной храбрости…».

- А вы уверены, что это ваш отец?

- На 99,9 процента. В запросе были указаны место рождения и прочие данные. К тому же именно в это время его забрали на военную подготовку, откуда он и отправился в загадочную командировку. Туда попадали или специалисты, или добровольцы. Вероятно, отец ушёл добровольцем. Вернулся домой в тридцать седьмом. И мама с дядей потом ездили давать какую-то подписку о неразглашении. Времена тогда были суровые. Любое лишнее слово могло дорого стоить. Видно, маму с дядей так напугали, что они до конца жизни не обмолвились об этом. Да и папа, наверное, ничего такого не рассказывал...

НА СТОРОНУ мятежников под руководством генерала Франко перешло 80 процентов регулярной армии. Но их расчёт на молниеносную победу не оправдался. Отряды республиканцев сумели разгромить мятежников почти во всех крупных промышленных и административных центрах страны. Верными республиканскому правительству остались флот и авиация. К концу июля положение мятежников стало критическим. Их полный разгром казался вопросом нескольких дней.

И тут в конфликт вмешались внешние силы. 22 июля 1936 года генерал Франко обратился к правительствам Германии и Италии с просьбой о помощи. По разным сведениям, в ходе войны он получил от союзников от 600 до 1000 самолётов, до 2-х тысяч орудий, сотни тысяч винтовок, пулемётов и автоматов, от 250 до 324 млн. патронов, до 8 млн. артиллерийских снарядов, от 12 до 17 тысяч грузовиков, до 700 танков, 17 тысяч авиабомб, а также подводные лодки и эсминцы. Только численность так называемого «легиона Кондор» составляла около 5 тысяч военнослужащих и гражданского (авиаинженеры, техники, медики) персонала одновременно.

29 сентября 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) принимает решение об оказании военной помощи республиканцам. В середине октября в Испанию прибывают первые партии истребителей И-15, бомбардировщиков СБ, танков Т-26 с советскими экипажами. Всего из СССР в Испанию было направлено до 1000 самолетов, до 600 танков, до 1,5 тыс. орудий, 340 минометов, свыше 20 тыс. пулеметов, около полумиллиона винтовок, 862 млн. патронов, 3,4 млн. снарядов, 110 тысяч автомобилей, 4 торпедных катера. Тысячи советских граждан принимали участие в этих событиях. Кстати, помощь эта была отнюдь не бескорыстной, как считают многие. Испанцы щедро расплачивались за неё золотом.

В октябре 1936 года Коминтерн инициировал создание интернациональных бригад. На деле многие из них лишь на 10-15 процентов состояли из иностранцев. Остальные были испанцы. Кстати, на стороне франкистов тоже было немало иностранных добровольцев. В том числе и русских белоэмигрантов.

В республиканской армии царили как безудержная смелость, так и анархия, партизанщина. Один из наших военных специалистов вспоминал: когда он, выхватив пистолет, с криком «В атаку!» выскочил из окопов, испанцы восторженно захлопали в ладоши: «Браво!». Но сами в атаку не пошли.

В самый разгар сражения обе стороны могли… уйти на обед. Покушать, выспаться и снова воевать. В разгар боёв республиканцы могли устроить митинг с дискуссией по поводу очередного приказа командования…

Война приняла затяжной характер. В марте 1937 года армия мятежников атаковала испанскую столицу с севера и была разгромлена. В этом большую роль сыграли советские летчики и танкисты. Вскоре Франко нанёс удар на севере. Республиканцы, в свою очередь, контратаковали под Сарагосой и под Теруэлем.

В апреле франкисты разрезали надвое территорию, находившуюся под контролем республиканцев. Летом разгорелась битва на р.Эбро, закончившаяся поражением республиканцев. После тяжелых боев в январе 1938-го пала Барселона, затем Каталония. В конце марта 1939 года Мадрид капитулировал.

Испания стала полигоном, на котором проходили обкатку новейшие образцы военной техники как с той, так и с другой стороны. Гражданская война в Испании послужила своего рода «генеральной репетицией» перед схваткой Советского Союза и Германии.

ЭТО была не последняя война для С.Семёнова. Не успел вернуться, как в сороковом снова забрали в «командировку», теперь уже на Финскую. Правда, повоевать особо не пришлось: пока ехали, война закончилась. А в августе сорок первого он добровольцем ушёл на фронт. На свою третью, последнюю войну. Больше родные его так и не увидели.




…В 1949-м к Семёновым домой пришёл странный гость. Представился Хусаином Хуснутдиновым из г.Стерлитамака. Потом они много лет будут общаться. Гость выложил фотографию главы семьи Семёновых, сделанную… во Франции. И рассказал о том, как они вместе воевали в отрядах маки – французских партизан.

В первый период войны Красная армия несла огромные потери. Целые армии исчезали в котлах окружения. Хуснутдинов с Семёновым оказались в немецком плену. В сорок втором им удалось бежать из лагеря. Двинули не на восток, как это обычно делали те, кому удавалось бежать, а на запад. Благодаря чему сумели спастись от преследователей и оказались во Франции, в рядах маки.

Партизанили там не так, как у нас. Никаких отрядов по лесам, никаких партизанских соединений. Скорее, это была система развитого подполья. Партизаны жили в городках, многие – в своих семьях. По связи собирались небольшими диверсионными группами. После выполнения задания возвращались в свои дома.

В сорок четвёртом их группа попала в засаду. Прежде чем отправить партизан в лагеря, немцы попросту построили их и расстреляли каждого пятого.

- Я оказался четвёртым, ваш отец - пятым, - завершил свой рассказ гость.

Так оборвалась жизнь человека удивительной судьбы, за плечами которого было три войны, две из которых он провоевал в самом центре Европы: в Испании и во Франции.

- Отца я практически не помню. В сорок первом, когда он ушёл на свою последнюю войну, мне было восемь лет, - заключил свой рассказ Александр Сергеевич. - Была бы жива мама, сегодня я её, конечно, разговорил бы. Увы, время безвозвратно. И ушедших уже не вернуть…