Все новости
Духовность
10 Декабря 2023, 10:00

Салаватский башкирский театр представил на суд стерлитамакских зрителей спектакль «Помилование»

«У войны не детское лицо».

Салаватский башкирский театр представил на суд стерлитамакских зрителей спектакль «Помилование»
Салаватский башкирский театр представил на суд стерлитамакских зрителей спектакль «Помилование»

История любви и нежности


На днях на сцене театрально-концертного объединения Салаватский башкирский театр представил на суд стерлитамакских зрителей спектакль «Помилование» по одноимённой повести Мустая Карима. Это одно из самых выдающихся лирико-драматических произведений классика. Его герои –
влюблённая пара: 20-летний сержант Любомир Зух (Артур Таджидинов) и дочь испанских коммунистов Мария Тереза (Нафиса Мазитова), которую судьба из объятой войной Испании забросила в глухую деревеньку под Сталинградом, куда в 1942-м тоже пришла война. Но эта повесть не о войне. В том смысле, что здесь нет описаний боёв, воспеваний ратных подвигов. Это повесть о любви и жестокости войны.

Ослеплённый любовью Любомир совершает тяжкое, по законам военного времени, преступление: угоняет бронетранспортёр, чтобы попрощаться с любимой перед отправкой на передовую. Может, и сошло бы всё на нет, если бы он по неосторожности не переехал козу – кормилицу крестьянской семьи, в доме которой квартировали бойцы. Хозяин уже и сам не рад, что опрометчиво пожаловался командованию, простил молодого бойца и даже готов отказаться от денежной компенсации. Да только поздно: «завертелось колесо, которое уже не остановить».


Трибунал приговаривает Любомира к расстрелу, но он до последнего не может осознать весь масштаб обрушившейся на него катастрофы. Все товарищи Любомира понимают, что приговор слишком суров. Что он не дезертир, а беспечный мальчишка, потерявший голову от любви. Его поступок − жуткое головотяпство. Тот самый случай, когда известное изречение можно перефразировать как «У войны не детское лицо». Но остановить маховик трибунала уже практически невозможно. Казалось бы, случилось чудо: получен приказ о помиловании. Но счастливого конца у этой истории нет. И в этом вся обнажённая правда войны.


Известно, что Мустай Карим вынашивал сюжет этой повести ещё на фронте, на основе реальных фактов. Но осуществить задуманное сумел много лет спустя. Невероятно пронзительная история нашла отражение и в кинематографе: в этом году вышел одноимённый фильм с участием известных российских артистов театра и кино. Режиссёр спектакля – он же автор инсценировки повести, лауреат Государственной республиканской молодёжной премии РБ им. Ш.Бабича (г.Уфа) Ильсур Казакбаев стерлитамакскому зрителю известен постановкой «Гульнара» (о премьере мы рассказывали недавно). Кстати, изначально «Гульнара» − повесть Ф.Булякова. В обеих постановках узнаваемы творческий почерк и художественные приёмы режиссёра. Если в «Гульнаре» идёт речь о гранате как запретном плоде, то здесь – о яблоках, которыми щедро одаривает героев пьесы единственная выжившая в пламени пожара яблоня.


В сцене знакомства Любомира и Марии Терезы яблоня намекает на связь с одним из древнейших любовных сюжетов – библейской историей Адама и Евы. «Знать бы яблоне, в какую беду заведёт детей человеческих её яблочко…» – так у автора повести преподносится предыстория. Ничего бы не случилось, если бы одно яблоко не подняла семнадцатилетняя девушка «с оленьей походкой, оленьими повадками» и не бросила его механику-водителю, который лежал под бронетранспортёром, если бы это красное яблоко не упало солдату на грудь…».
Надо отдать должное художнику-постановщику Сулпан Азаматовой за оригинальное сценическое оформление. Сложная канва событий прифронтового тыла воспроизводится импрессионистскими методами. Сценическое пространство пронизано какими-то, на первый взгляд, сложными конструкциями, напоминающими медовые соты (гексаконами).

Вместе со сверкающими на небе пластинами, тяжёлыми чёрными металлическими стульями, они несут в себе глубокую смысловую нагрузку. Отдельное спасибо художнику по свету Ильшату Саяхову (г.Казань). Лучи рамп, падая под разными углами и отражаясь от сверкающих шестиугольных граней, не только усиливают мизансцены, но и помогают менять всю декорацию. В одной из таких «сот» навсегда останется лежать приговорённый к расстрелу Любомир.


Повествование событий (не стоит забывать, что это не пьеса, а инсценировка повести) ведётся под ритмы испанской гитары в речитативном пересказе народной артистки РБ Гульчачак Шариповой от композитора Магули Мезиновой (г.Москва). И всё, это помноженное на пластику хореографа Ольги Даукаевой (г.Уфа), породило пронзительную постановку. Зрители по достоинству оценили работу соседей. Спектакль тронул их до глубины души. Наиболее эмоциональные в финале даже не могли сдержать слёз.


Постановка осуществлена благодаря проекту «Культура малой родины» партии «Единая Россия».

Фото СГТКО.

Автор:Фаяз Юмагузин
Читайте нас в