Все новости
Актуально
26 Апреля , 15:25

Заливали реактор бетоном

После взрыва на Чернобыльской АЭС

Заливали реактор бетоном
Заливали реактор бетоном

До аварии на Чернобыльской АЭС жизнь Рашита Миниахметовича Юсупова шла своим чередом. После школы отучился в училище № 22. Работал аппаратчиком и слесарем сначала на «Соде», потом на заводе СК. Отслужил в Ракетных войсках, с отличием закончил курсы бульдозеристов.
Он был в первых рядах ликвидаторов последствий ядерной аварии на ЧАЭС. Но отправили их призыв сначала в противоположную часть страны – на сборный пункт Красноярска. Там немного поработали на строительстве домов при воинской части. А вскоре самолётом их перебросили на Украину.


Так сложилось, что в Киеве негде было остановиться перед отправкой в Иванково. Благо, что таксисты не только не повышали тариф, а вообще возили ликвидаторов бесплатно. Один из таксистов дал нашим землякам номер домашнего телефона Софии Ротару. Позвонили, она взяла трубку и через некоторое время решила проблему – дали номер в гостинице. Кстати, звёзд советской эстрады именно в то непростое время довелось не только слышать по телефону, но и видеть. Ликвидаторы ездили в посёлок Зелёный мыс, где выступала Алла Пугачёва. В самом Чернобыле для них пел Валерий Леонтьев.
Иванково – посёлок в сорока километрах от Чернобыльской АЭС. Это была радиационно безопасная местность. Здесь, в военных казармах, жили.
Работали непосредственно на месте аварии, заливая реактор бетоном. Выходили буквально на 18-20 минут в смену. Оставшиеся часы (пока отрабатывали свои минуты все 30-35 человек, приехавшие на одном автобусе) приходилось сидеть в относительно радиационно безопасном подвальном бункере.


Рашит Миниахметович во время своих выходов к реактору следил за тем, чтобы в шланг с бетоном не попадали крупные камни, способные засорить его. Из средств защиты – только маска-лепесток на лице. После работы – в душ с обязательной сменой одежды.
Замеры набранных людьми доз радиации велись с помощью накопителей, надевавшихся на шею, и так называемых карандашей. Рашит Миниахметович за время своей работы у реактора набрал 22,5 рентгена.
Оказывается, когда немецкий многотонный подъёмный кран «Демаг» пытались установить возле реактора, под ним, не выдерживая вес, лопались железобетонные плиты (с его помощью поднимали и монтировали мощную металлическую опалубку вокруг повреждённого реактора, потом заливали бетон).

Чтобы кран не проваливался, уложили ещё один слой плит. А чтобы тяжёлая машина смогла подняться на эту площадку, укладывали брёвна. За эту работу Рашиту Миниахметовичу вручён орден «Герой Чернобыля». Есть у него орден-медаль «За заслуги перед Отечеством» второй степени и много других наград.
Интересуюсь, были ли отказы от призыва для работы в радиоактивной зоне. Юсупов отвечает, что был приказ, и согласия в военкомате не спрашивали. Не призывали мужчин моложе 32 лет или имеющих троих детей. Отказников не было. Но уже в самой радиоактивной зоне находились добровольцы.

Такими были Талгат Хуснутдинов и Александр Ильтуганов из Стерлитамака, вызвавшиеся работать на крыше реактора, убирать радиоактивный мусор. Их, к сожалению, уже нет в живых. Другой стерлитамаковец Марсель Лисин (он жив) занимался обслуживанием автомобилей – смывали с них радиацию, заправляли. (Рашит Миниахметович рассказывал, что Хуснутдинов вскоре после возвращения из чернобыльской зоны был отправлен в район ПО «Маяк», где утечка радиации случилась значительно раньше).


– Кормили нас очень хорошо, – вспоминает Рашит Миниахметович, – пять раз в день, перед поездками в радиационную зону выдавали две бутылки минералки и бутылку газировки. Мы видели целые кладбища разной техники, впитавшей в себя радиацию. Её зарывали в землю. Милиции и военным приходилось бороться с мародёрами, вывозившими заражённые радиацией вещи, мебель, бытовую технику, стройматериалы. Внешне же всё выглядело нормально. Растущие там яблоки тоже выглядели снаружи хорошо, а если разломить, то внутри они были фиолетового цвета. Некоторые местные жители, особенно пожилые, не хотели покидать родные места, несмотря на все запреты, оставались в радиоактивной зоне.


Для противостояния болезням у Рашита Миниахметовича есть замечательное и проверенное средство – движение. Несмотря на возраст (22 июня отметит 67-летие), продолжает трудиться дворником в школе. Любит спорт – теннис, футбол, лыжи. Увлечён выходами на природу. Начинал с местных шиханов и других достопримечательностей Башкирии. Когда был в Кисловодске, поднимался на вершину Домбая. В ближайшее время планирует подняться на вершины вблизи Белорецка.
Мы желаем здоровья всем ликвидаторам ядерных аварий и участникам испытаний ядерного оружия и благодарим их за подвиг. Мир помнит тех, кто погиб, укрощая вышедший из-под контроля атом, помнит умерших от болезней, связанных с радиацией. Низкий им всем поклон!

Автор:Алексей Матвеев
Читайте нас в