Все новости
Общество
22 Июля , 12:19

Воевавший в мирное время

На днях в соцсетях появилось сообщение о кончине заслуженного лётчика России и кандидата технических наук Александра Николаевича Семеновича. Наш земляк, уроженец Стерлитамака, скончался 9 июля после тяжёлой болезни.

Воевавший в мирное время

Потомственный лётчик, сын ветерана Великой Отечественной войны Николая Никитовича Семеновича, как и отец, стал военным пилотом. Воевал в Афганистане, Чечне, участвовал в миссиях ООН, был в Чернобыле, что тоже можно приравнять к войне: еще неизвестно, где было опаснее. В своё время мне удалось застать их обоих. Боевой вертолётчик полковник Александр Семенович, служивший тогда в генеральном штабе, где отвечал за безопасность полётов, прибыл на побывку к отцу. В один из таких дней, когда Александр гостил дома, я и навестил семью Семеновичей без особого на то повода. В конце концов, в нашем городе, где не осталось ни одной воинской части, два поколения боевых лётчиков в одной семье – само по себе редкость. Разговор у нас вышел долгий, обстоятельный. Спустя несколько лет после публикации в «Стерлитамакском рабочем» этот материал вошёл в одну из глав моей книги «Неизвестная война».
«В довоенные тридцатые лётчики были столь же популярны, как космонавты в шестидесятые, – вспоминал Семенович-старший. – Повторить подвиги Чкалова, Водопьянова и других «сталинских соколов» не мечтал разве что ленивый…».
Но Николай Никитович небом не бредил. Даже гордился тем, что его призвали служить в престижные в то время войска НКВД. Но ни чекистом, ни пограничником ему не суждено было стать. Началась война, в пограничниках нужда отпала надолго, и Николай Никитович пошёл воевать в пехоту. Подо Ржевом получил первое ранение. Под Москвой его ранило во второй раз. На сей раз он своё «отпехотил». Медкомиссия направила его учиться на лётчика. Так Николай Никитович стал лётчиком-штурмовиком.
Сбили Семеновича под Брянском на Курской дуге. Лётное мастерство Николая Никитовича не подвело: сумел сбить пламя и спланировать в болото. Это смягчило удар, но машину спасти не удалось. После этого ранения скорость штурмовика для Николая Никитовича была признана великоватой, и его отправили переучиваться на бомбардировщика. Летал на американских «Бостонах».
Ровно за два месяца до конца войны, 9 марта 1945 года, его сбили во второй раз под Данцигом. И опять повезло. Удалось посадить машину чуть ли не под окнами полевого госпиталя. «Спланировал прямо на госпитальную койку», – шутили бойцы. В общем, Берлин за него бомбили другие. Пока лежал в госпитале, тут и война кончилась. Фронтовые ранения предъявят свой счёт спустя много лет. В девяностых ему придётся ампутировать ногу.
А тогда, после войны, приехал Николай Никитович в свой родной Донбасс. Школьные документы исчезли в пепелищах. Чудом уцелела ведомость в аттестате, по которой он с помощью тоже чудом уцелевшего в оккупацию школьного учителя сумел восстановить аттестат и продолжить обучение. Летать уже не пришлось, и Николай Никитович выбрал самую что ни на есть мирную профессию – поступил в строительный техникум. Закончил его на «отлично» и пошёл учиться на инженера-технолога силикатного производства. Здесь, в Харькове, студент Николай Семенович и познакомился со студенткой Нелей. В шестидесятых судьба забросила супругов Семеновичей в Стерлитамак. Здесь выросли их дочь Наталья, сыновья Александр и Сергей.
Старший Александр пошёл по стопам отца. Правда, летал он не на «Бостонах». Александр Николаевич был вертолётчиком, каких ещё поискать. Начальник службы безопасности полётов генерального штаба, полковник А.Семенович свою дорогу в небо начинал в Стерлитамакском аэроклубе. Здесь впервые поднялся в воздух на планере, здесь же совершил свой первый прыжок с парашютом. Потом были Сызранское училище, военная академия, аспирантура при академии, которую окончил в 1987 году с отличием.
Летал практически на всех типах отечественных вертолётов. Офицерская судьба забрасывала его в разные горячие точки. В Афганистане вертолётчики не только воевали, но и оказывали огромную помощь населению страны, в буквальном смысле слова кормили целые районы, доставляя продовольствие в отдалённые горные кишлаки.
На вопрос, где было опасней: в Афганистане, Чечне или Чернобыле, затруднился ответить. Одна смерть пожинает свой урожай в грохоте взрывов и посвисте пуль, другая – бесшумно, заставляя долго и мучительно страдать. И кто знает, сколько жизней унесла бы радиация ещё, если бы не встали на её пути такие парни, как Александр.
Когда случилась авария, он был в отпуске. Вернувшись, застал эскадрилью в полном составе… в госпитале. Их после полётов отправили на обследование. Так Александр остался единственным опытным вертолётчиком в полку. И когда срочно потребовался лучший экипаж для установления вентиляционной вытяжки на крышу аварийного реактора, выбор сразу пал на него.
На вопрос, сколько времени отводится на операцию, ответ был: «Пока не установите, не уйдёте».
Впрочем, видимо, по-другому было нельзя. Свинцовые брикеты и дробь, которыми забрасывали с вертолётов пролом в реакторе, плавились от излучения. Планировали установить вытяжку за 15 вылетов. Установили за 17: мешал сильный боковой ветер. Тот вертолёт, как и всю технику, участвовавшую в ликвидации аварии, потом отправили в могильник. А люди продолжали летать. Только на других машинах.
До увольнения с действительной военной службы по достижении предельного возраста в июле 2005 года полковник Александр Семенович успел полетать в составе знаменитой пилотажной группы «Беркут». Одним из первых осваивал «Чёрную акулу», демонстрировал возможности нашей авиации на международных авиасалонах.
Не стало Александра Николаевича Семеновича. Легендарного вертолётчика, на счету которого – 967 боевых вылетов, участника боевых действий в Афганистане и Чечне, чернобыльца, участника миссий ООН в Анголе и Сьерра-Леоне, кавалера пяти боевых орденов и множества других правительственных наград. Одного из лётчиков, воевавших в мирное время.

Автор:Фаяз Юмагузин